16




Дорога вела вниз, и солнце грело их, но в этот день они сумели пройти назад совсем немного. Билли устал, он жаловался на боль в ногах. Они останавливались на отдых через все более короткие промежутки, и наконец, на заходе, Мэтью решил, что мальчику нужно поспать. Поблизости виднелась большая груда развалин. Усадив мальчика поудобнее, Мэтью отправился туда на поиски. Похоже, что тут еще никого не было.
Но по мере того, как проходило время, находки становились все менее и менее пригодными. Одеяла с ярлыком Харродса, но влажные и грязные, покрытые на сгибах плесенью. Если их выстирать и высушить, они еще могут пригодиться. Сейчас же они бесполезны. Груда банок, но большинство лопнуло и проржавело, этикетки от влаги сгнили, и прочесть их невозможно. Запах смерти уступил место влажному запаху гнили. Смерть по-прежнему была видна, но уже чистотой костей. Скелет в изорванной грязной сгнившей красной пижаме, вжатый в обломки кровати. Мэтью уже отвернулся, но тут разглядел блеск металла: пальцы, с которых исчезла плоть, сжимали зажигалку.
Вначале он не хотел брать ее: горючее испарилось, и найти новое вряд ли возможно. Но рука двинулась, слегка переместилась от его неосторожного движения, зажигалка выскользнула из пальцев и упала. Мэтью подобрал ее и увидел, что это не обычная бензиновая зажигалка, а сложное устройство на бутане. Он повернул колесико, и вспыхнуло пламя. Мэтью быстро погасил его: слишком большая ценность.
После этого он перестал рыться в развалинах, набрал обломков дерева и развел костер около того места, где лежал Билли. Мальчик спал, но потом проснулся и смотрел на языки пламени. Мэтью порылся в мешке и достал банку с фазаном в винном соусе, найденную на Олдерни. Он подумал, что это возбудит аппетит мальчика, и принялся подогревать еду. В то же время он разговаривал с Билли, говорил, что скоро они доберутся до дома отшельника, где он сможет хорошо отдохнуть. А когда он выздоровеет, они вернутся к гроту и будут жить с Лоуренсом и остальными. Ему ведь хочется этого?
Мальчик кивнул. Костер озарял его бледное лицо. Он спросил:
- Джейн умерла, мистер Коттер?
- Да.
- Жаль. - Это была правда: мальчик жалел его.
Мэтью почувствовал стыд и гнев. Он сказал:
- Ничего. Ужин готов. Посмотрим, сколько ты съешь в этот раз.
Билли съел немного, и только по настойчивым просьбам Мэтью. Позже он задремал и проснулся в кошмаре. Земля двигалась, дом обрушивался на него. Он был в ловушке и не мог двигаться. Он позвал маму, и Мэтью взял его на руки и стал успокаивать.
- Папа, - сказал Билли, - папа, все хорошо?
- Все хорошо. Спи. Не о чем беспокоиться.
Дров было много, но большинство обломков слишком велики. Впрочем, Мэтью сумел достаточно наломать руками, чтобы поддерживать костер всю ночь. Билли вначале спал плохо, но потом крепко уснул. Мэтью дремал рядом с ним. Проснувшись на рассвете, он снова занялся костром. Билли продолжал спать и проснулся, когда солнце было уже высоко.
Мальчик не может идти, Мэтью понимал это. С другой стороны, здесь нет ни убежища, ни возможности заботиться о нем. Погода пока стоит хорошая, но сколько она продержится? Если снова пойдут дожди... А до дома отшельника не больше дня пути. Билли можно будет оставить там, а Мэтью вернется к гроту. У Лоуренса не только медицинские знания и опыт, у него есть и медикаменты. Так будет разумнее всего.
Билли был апатичен и не хотел двигаться, но Мэтью убедил его. Когда они пошли, мальчику как будто стало получше, но он был очень слаб, и Мэтью как можно чаще давал ему возможность отдохнуть. В середине дня он устроил большой привал, разжег костер и подогрел суп. Пока суп грелся, Билли говорил, что он хорошо пахнет, но после одной-двух ложек отвернулся. Снова поднялась высокая температура, лоб мальчика обжигал при прикосновении.
За день они прошли мало, но к вечеру им повезло. Они шли вдоль линии волны, и Мэтью увидел в поле развалины и заинтересовавший его желтый прямоугольник. Он подошел ближе и подозвал к себе Билли. Развалины раньше были фермой, поблизости обрушился сарай, в котором находились прессованные тюки соломы. Некоторые из них еще были перевязаны, но большинство развалилось. Тут легко приготовить для Билли удобную постель, и соломой можно топить костер. Устроив все это, Мэтью отправился в ближайшее поле и обнаружил картошку. Ее уже выкапывали, но не сплошь, и он нашел в земле немало клубней.
Вернувшись, он сказал Билли:
- Мы ее испечем. Как ты думаешь, она тебе понравится?
Билли кивнул.
- Как ты себя чувствуешь?
Мальчик закашлялся. Он кашлял весь день глубоким лающим кашлем, но не жаловался.
- Хорошо.
Билли съел несколько печеных картофелин и немного мяса, и Мэтью решил, что мальчику действительно лучше. Он и для себя устроил постель из соломы и уснул. Его разбудил кашель Билли. Подойдя к мальчику, Мэтью увидел, что он мечется в жару. Мэтью долго сидел с ним рядом, пока тот не успокоился и не уснул. Тогда он сам вернулся к своей соломенной постели и проснулся облачным, но ярким утром. Уже не меньше часа, как взошло солнце.
Рядом с картофельным полем Мэтью увидел ручей. Сейчас он пошел к нему умыться и наполнить свежей водой канистру. Он взял с собой и пустой мешок Билли и наложил в него картошки. Хотя болезнь Билли и задерживала их, Мэтью рассчитывал еще сегодня добраться до дома отшельника. Картошка будет небольшим вознаграждением за гостеприимство. Выбрав лучшие клубни и умывшись, он, посвистывая, вернулся к месту, где он оставил Билли. Обогнув развалины сарая, он перестал свистеть. Билли по-прежнему здесь, но он не один. С ним полдюжины мужчин и две оборванные женщины.
И один из мужчин держит его ружье.


Это был смуглый лохматый человек, на дюйм или два выше шести футов, одетый в черную кожаную куртку. У него был вид предводителя; помимо того, что он держал ружье, на груди у него висел полевой бинокль. Лицо его пересекал шрам, лишь частично прикрытый черной бородой. Шрам недавний, получен либо во время землетрясения, либо в последующих событиях.
Он сказал низким голосом северянина:
- Вернулся. Есть другие, кроме тебя и этого парня?
Не было смысла лгать. Мэтью сказал:
- Нет.
- Похоже на правду. - Он поднял ружье и прицелился куда-то вдаль. - Полезная штука. Где взял?
- Нашел.
- И коробку с патронами. Очень хорошо. Только одну коробку? Больше никуда не засунул?
- Нет. Видите, мы путешествуем.
- Пожалуй, так. - Он опустил ружье и посмотрел на Билли, который все еще лежал на соломе. - Малыш неплохой. - Он наклонился и ткнул грязным кулаком в щеку Билли. - Как тебя зовут?
- Билли.
- Хорошо. Хочешь пойти с нами, Билли?
Мэтью сказал:
- Он болен. Я веду его куда-нибудь, где о нем смогут позаботиться, - к доктору.
Человек встал и, почти не глядя, ударил Мэтью по лицу тыльной стороной ладони.
- Я скажу, когда тебе говорить. Я спрашиваю мальчишку, а не тебя. - Он рассмеялся. - Будешь делать, что говорят. - Повернулся к Билли. - Ну, так как, пойдешь с нами?
Билли закашлялся. Успокоившись, он тихо сказал:
- Нет, спасибо. Я хочу остаться с мистером Коттером.
Мужчина улыбался, но теперь улыбка исчезла с его лица. Он сказал:
- Ты тоже будешь делать, что говорят. Вставай!
Мэтью сказал:
- Он болен.
Мужчина медленно повернулся и сделал шаг в сторону Мэтью. Он сказал:
- Я тебя предупреждал? Ты, должно быть, глупее, чем выглядишь.
- Не знаю, что это, - сказал Мэтью, - но остальные двое умерли. Нас было четверо. Сначала кашель, потом прыщи и язвы. - он отчаянно пытался вспомнить симптомы чумы. - И припухлость в паху.
Группа быстро попятилась. Предводитель держался лучше. Он смотрел на Мэтью, взвешивая в руке ружье.
- Оружие не переносит заразу, - сказал он, - а если и переносит, я рискну. Банки тоже. - Он повернулся к остальным. - Вывалите все из его мешка и заберите консервы. Пошевеливайтесь!
Все стояли. Мужчина некоторое время смотрел на них, потом переломил ружье и заглянул в стволы.
- Оба заряжены, - сказал он. - Один патрон могу потратить, даже два. Берите, и пойдем.
На этот раз они повиновались. Мэтью подумал, что, должно быть, в прошлом он показал, что его угрозы не остаются на словах. Это был сильный человек: синяки у некоторых мужчин и у обеих женщин служили доказательством его силы. Мэтью подумал о ружье. Конечно, сила предводителя увеличится. Но если один из остальных доберется до ружья... А ведь предводитель тоже должен спать.
Когда один из мужчин достал коробку с патронами, предводитель сказал:
- Это возьму я. - С полдюжины патронов он сунул в карман куртки, а коробку с остальными передал одной из женщин: - Смотри не потеряй. Ну, ладно. Можем идти.
Они двинулись. Рослый мужчина поглядел на Мэтью и слегка покачал головой.
- Может, ты врешь, - сказал он, - но рисковать не стоит. И мальчишка действительно болен. Но на случай, если ты врешь...
Он ударил его без предупреждения с исключительной силой и ловкостью. Удар пришелся в челюсть, Мэтью перевернулся и грохнулся оземь. Лежа полуоглушенный, он догадался, что мужчина в прошлом был профессиональным боксером. Но рассуждать долго ему не пришлось. Ботинок жестоко ударил его в бок, заставив закричать от боли. Он согнулся пополам. Послышались удаляющиеся шаги. Мэтью поднял голову. Билли испуганно смотрел на него.
Мэтью с трудом сказал:
- Все в порядке. Он меня не поранил. - И он попытался улыбнуться. - Помогла твоя болезнь. Нам лучше тоже уходить.


Им оставили оба мешка, одеяло, запасную одежду, нож и эмалированную кружку. В кармане у Мэтью оставалась бутановая зажигалка. Он положил все в большой рюкзак и понес его за лямки. Нести нетрудно, а если мальчик устанет, можно будет посадить его на спину. Мэтью был намерен сегодня же добраться до дома отшельника. Зная, что Билли в хороших руках, он мог бы быстро добраться до грота. Лоуренс вернется с ним и вылечит мальчика. Через несколько дней все снова будет хорошо. Жаль ружья, но в конце концов полезность его ограничена. Они приготовят луки, как он предлагал, и нарежут стрел. Грубая сила на первых порах может побеждать, но разум и изобретательность со временем все равно возьмут верх.
Оптимизм и уверенность помогали ему идти и поддерживать дух Билли. Они пойдут с Лоуренсом и остальными в горы, там меньше людей и, вероятно, больше животных. Там они найдут место, где смогут жить в мире и покое. Он объяснил мальчику насчет луков и стрел. Они их смогут использовать для защиты, если кто-нибудь на них нападет, и для охоты. Должны выжить свиньи: эти коротконогие животные меньше всего страдают при толчках. В диком состоянии, не имея естественных противников, они быстро размножаются. Кроме человека, конечно.
Билли слушал, но почти не говорил. Мэтью временами испытывал неуверенность, вспомнив, что он говорил о Джейн, доме в лесу и безопасности. Но тут большая разница, уверял он себя. То было фантазией, основанной лишь на его отказе признать вероятность смерти Джейн. А сейчас он говорит о практических предложениях, связанных с реальными людьми. Конечно, могут возникнуть препятствия, но сама идея вполне реальна.
Утром казалось, что будет светить солнце: облака лишь частично закрывали небо и стояли высоко. Но вот они опустились, стали толще, с юго-запада подул ветер. В воздухе запахло дождем. В полдень Мэтью остановился и развел костер. Бандиты оставили картошку, то ли потому, что боялись заразы, то ли считали, что не стоит с ней возиться. Вокруг, вероятно, много картофельных полей, и женщины всегда могут накопать свежей. Мэтью испек несколько самых мелких. Он не хотел тратить времени, поэтому внутри они были твердыми. Но Билли во всяком случае ничего не будет есть. Мэтью поел немного, чтобы унять голод и поддержать силы, и они снова пошли. Ему потребовалось немало сил: через полчаса Билли начал падать, и его пришлось нести.
Но если не случится ничего неожиданного, к ночи они доберутся до хижины. Мэтью узнавал местность: моток проржавевшей проволоки, бочка из-под нефти, полупогруженная в песок, остроконечная скала в ста ярдах от берега. До хижины не больше часа пути. Мэтью подумал, что солнце садится: облака на западе светились, - но еще некоторое время будет светло. Билли, шедший рядом, снова начал спотыкаться, потом упал.
Мэтью пригнулся у обломка скалы.
- Давай, - сказал он. - Полезай на меня. Осталось немного.


Последний участок пути - по развалинам - оказался самым трудным: уже стемнело, и можно было ежеминутно споткнуться. Мэтью решил, что заблудился, и хотел уже позвать отшельника, когда увидел в полутьме ровную площадку. Он пошел к ней и понял, что это двор, окружавший дом отшельника. Здесь должен быть и сам дом... Мэтью увидел дом и застыл. Вид моря, преградившего путь, тоже был неожиданным и означал крушение его собственной иллюзии. Но потом было пробуждение, начало новой надежды. Новый удар был свирепым. Дом сгорел: почерневшие балки торчали без крыши под открытым небом.



далее: 17 >>
назад: 15 <<

Джон Кристофер. Рваный край
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14
   15
   16
   17
   18
   19